Взыскание неустойки после взыскания основного долга

Полные ответы на все вопросы на тему: "Взыскание неустойки после взыскания основного долга". Здесь собран весь тематический материал в удобном для чтения виде. Если у вас возникли вопросы - задавайте их дежурному специалисту.

ВС РФ разрешил взыскивать неустойку за часть периода просрочки, а затем и неустойку за дальнейшую просрочку исполнения требования

Сразу два вывода ВС РФ сделал при рассмотрении одного дела. Так, недействительность договора на оказание юридических услуг не означает, что недействительной является и доверенность, выданная сотруднику юридической компании. А если истец уже истребовал неустойку, то он может требовать ее также и за следующий период в рамках нового иска.

Реквизиты судебного акта

ООО «Охранная фирма „Ермак и Ко“»

АО «ИСК „Союз-Сети”»

Суть дела

ООО «Охранная фирма „Ермак и Ко“» (далее — исполнитель) оказывало услуги по охране объекта АО «Инженерно-строительная компания „Союз-Сети“» (далее — заказчик). Поскольку заказчик не оплатил оказанные услуги, исполнитель подал иск в суд и взыскал 1 млн руб. задолженности и 278 000 руб. неустойки по состоянию на 31.08.2016 (дело № А40-185342/16). Заказчик выплатил деньги с большой задержкой — только 12.09.2017. В связи с этим исполнитель подал еще один иск — о взыскании неустойки за период с 01.09.2016 по 12.09.2017.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении искового требования исполнителя. Он исходил из того, что с 18.01.2016 исполнитель прекратил охранять объект, заказчик принял объект без замечаний по акту. Это было установлено судом еще по первому делу (дело № А40-185342/16) и не подлежало повторному доказыванию. Таким образом, обязанность заказчика по оплате охранных услуг прекратилась с 18.01.2016. При этом договорное условие об уплате неустойки за нарушение обязательств по оплате охранных услуг прекратило действие одновременно с действием договора. Значит, заказчик не обязан платить начисленную в дальнейшем неустойку за просрочку оплаты охранных услуг. По мнению суда, исполнитель мог заявить только требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленными на сумму не погашенной заказчиком задолженности (ст. 395 ГК РФ). Разъяснения п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договора» не применяются в данном случае, поскольку задолженность, возникшая до расторжения договора, уже была взыскана вступившим в законную силу решением суда и не являлась предметом рассмотрения в рамках этого спора.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не были оплачены, то взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства (п. 3 и 4 ст. 425 ГК РФ).

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Пункт 10 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договора»

Суд апелляционной инстанции поддержал позицию суда первой инстанции и оставил его решение без изменения.

Кассация отменила судебные акты нижестоящих инстанций. Она указала, что суды должны были прекратить производство по делу ввиду тождественности исков. Исполнитель уже выиграл дело по иску о взыскании долга и неустойки (дело № А40-185342/16). То есть исполнитель изначально имел субъективное право на взыскание с заказчика всей неустойки, начисленной по состоянию на дату фактического исполнения обязательства по основному долгу. Несмотря на это, он реализовал это право лишь в части, потребовав уплаты неустойки, рассчитанной на конкретную дату.

Но в итоге суд кассационной инстанции принял решение не о прекращении производства по делу, а об оставлении искового заявления без рассмотрения. Он решил, что исковое заявление было подписано лицом, не имеющим полномочий действовать от имени общества (исполнителя) на дату его подачи. Дело в том, что исковое заявление было подписано 03.05.2018 представителем истца — гражданином З. и подано в Арбитражный суд г. Москвы 08.05.2018. В то же время соглашение на оказание юридических услуг по данному спору было заключено между исполнителем (истцом) и представителем З. лишь 06.08.2018. При этом подписанное 26.04.2018 соглашение между исполнителем (истцом) и ООО «Центр Правовых Инноваций», учредителем которого являлся З., на оказание юридической помощи по данному спору, а также все выданные на основании данного соглашения поручения и доверенности являлись ничтожными, поскольку согласно сведениям из ЕГРЮЛ правоспособность ООО «Центр Правовых Инноваций» была прекращена еще 05.10.2015.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение.

Вторая кассация отметила, что исковое заявление подписал и подал гражданин З., действовавший на основании доверенности от 12.09.2017 от имени общества (исполнителя). Доверенность была подписана директором общества, заверена печатью и выдана сроком на три года. Из содержания этой доверенности следовало, что общество уполномочило З. представлять исполнителя во всех судебных учреждениях (в том числе и в арбитражных судах), на всех стадиях судебного процесса, со всеми правами и обязанностями, какие предоставлены законом РФ представителю, включая право на подписание и подачу искового заявления. Доверенность не содержала сведений о том, что она выдана на основании соглашений, на которые сослался кассационный суд, и, кроме того, она была выдана ранее этих соглашений.

Не было оснований полагать, что З. являлся неуполномоченным на подписание искового заявления, поданного им от имени общества. Таким образом, недействительность соглашения об оказании юридических услуг, заключенного между клиентом и юридической компанией, не ведет к недействительности доверенности, выданной клиентом сотруднику юридической компании.

Также судебная коллегия не согласилась с выводами судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии у истца права требовать от ответчика уплаты неустойки и с выводами суда округа о тождественности требований по данному делу и по первому делу (дело № А40-185342/2016).

Читайте так же:  Как написать рассрочка платежа в суд

СКЭС ВС РФ указала, что истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства (в частности, фактической уплаты кредитору денежных средств, передачи товара, завершения работ). В данном случае суд при рассмотрении первого дела установил факт надлежащего оказания истцом услуг по договору за период с 01.09.2015 по 17.01.2016, а также неоплаты ответчиком оказанных услуг. Обязательство по оплате оказанных услуг заказчик исполнил в полном объеме только 12.09.2017. Следовательно, обязательство заказчика по оплате прекратилось 12.09.2017 и до этой даты истец вправе был начислить неустойку, поэтому соответствующее требование истца являлось правомерным. Поскольку в этом деле истец заявил требование о взыскании неустойки за иной период, чем в деле № А40-185342/2016, выводы кассационного суда о тождественности исков являются ошибочными. Тем самым ВС РФ разрешил дробить иски о взыскании неустойки на разные периоды в случае невыплаты задолженности должником.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/409389/

ВС РФ напомнил о нюансах исчисления срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки

SergeyNivens / Depositphotos.com

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации напомнила об одном из случаев, когда правило ст. 207 Гражданского кодекса, устанавливающее, что с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям, не действует: оно не применяется, если основное обязательство было исполнено с просрочкой, но в пределах срока исковой давности (Определение ВС РФ от 4 марта 2019 г. № 305-ЭС18-21546).

Обстоятельства рассмотренного ВС РФ дела заключались в следующем.

Между сторонами был заключен договор поставки оборудования, по условиям которого в случае нарушения установленных сроков поставки (31 мая 2013 года и 30 апреля 2014 года), поставщик за каждый день просрочки уплачивает покупателю неустойку в размере 0,25% от цены не поставленного в срок оборудования. При этом общий размер неустойки за все время просрочки не должен превышать 30% от цены оборудования.

Поставщик произвел поставку с нарушением установленных сроков, в связи с чем 27 апреля 2017 года в его адрес покупателем была направлена претензия о ненадлежащем исполнении договора и начислении неустойки. Поскольку претензия осталась без ответа, покупатель 29 июня 2017 года обратился в арбитражный суд с иском к поставщику о взыскании договорной неустойки.

Суды трех инстанций, приняв во внимание сроки поставки и дату обращения покупателя с иском в суд, пришли к выводу, что срок исковой давности истцом пропущен. При этом они руководствовались положениями ст. 207 ГК РФ, согласно которым, в связи с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании неустойки.

ВС РФ счел этот вывод ошибочным и обратил внимание судов на следующее.

Определение срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки за ненадлежащее исполнение обязательства по поставке товара осуществляется по общим правилам, установленным ГК РФ. В частности, по обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

В рассматриваемом случае, согласно условиям договора, поставщик должен был уплачивать покупателю неустойку за каждый день просрочки. То есть, каждый день за период с момента нарушения обязательства до момента его исполнения на стороне поставщика возникало обязательство по уплате неустойки.

При этом, как напомнил ВС РФ:

  • срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки исчисляется отдельно в отношении каждой суммы неустойки, подлежащей уплате за каждый день просрочки (п. 25 постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. № 43);
  • а правило ст. 207 ГК РФ в данном случае не применяется, поскольку основное обязательство было исполнено с просрочкой, но в пределах срока исковой давности (отметим, что ранее такое же разъяснение давал и ВАС РФ).

Поэтому судам следовало взыскать неустойку за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска о ее взыскании.

Кроме этого, отметил ВС РФ, в рассматриваемом деле до предъявления иска о взыскании неустойки истец 27 апреля 2017 года в соответствии с условиями договора направил ответчику претензию, которая осталась без ответа.

Соблюдение сторонами предусмотренного законом претензионного порядка в срок исковой давности не засчитывается, фактически продлевая его на этот период времени.

В связи с этим суд первой инстанции должен был исследовать юридически значимые обстоятельства, касающиеся вопросов соблюдения истцом претензионного порядка с целью установления срока, подлежащего исключению из срока исковой давности. Однако этого сделано не было.

В итоге дело передано на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, которому следует учесть изложенную позицию ВС РФ, исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, установить срок соблюдения претензионного порядка, подлежащий исключению из срока исковой давности.

Источник: http://www.garant.ru/news/1263205/

Должник против кредитора: как уменьшить неустойку по ст. 333 ГК или этому помешать

Долгие годы суды уменьшали неустойку не только потому, что она была несоразмерной, но и просто так, «для порядка». Почему-то со дня принятия Гражданского кодекса главной задачей судей стало не допустить обогащения другой стороны, говорит партнер АБ «Эксиора» Юрий Сбитнев. Неустойку снижали порой до таких смешных размеров, что нарушать обязательства стало в определенном смысле выгодно. «Получить кредит в банке было дороже, чем просто держать деньги в обороте и не отдавать их кредитору», – делится Сбитнев.

Цифры и риски

Сейчас, по сведениям Коршунова, суды снижают неустойку значительно реже, чем раньше, – примерно в половине случаев. «Из 45 судебных актов на эту тему, выбранных наугад среди решений АСГМ 2017 года, в 25 случаях неустойку снизили, в 20 – нет, – делится он. – В регионах примерно такое же соотношение».

В основном судебная практика считает обоснованными 0,1% в день (36,5% годовых). Непонятно почему, ведь постановление Пленума ВАС № 81 предписало исходить из двукратной учетной ставки ЦБ (сейчас 14,5% годовых), комментирует адвокат КА «Регионсервис» Дмитрий Земнухов. По его мнению, это говорит в пользу стороны, взыскивающей неустойку. Коршунов поделился наблюдениями о том, как размер неустойки связан с риском ее отмены.

Но суды ориентируются не только на двукратную учетную ставку ЦБ, но и обстоятельства конкретного дела: баланс интересов сторон, компенсационный характер неустойки и размер основного обязательства, говорит партнер практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner Russia LLP Иван Веселов. Также, по его словам, суды соизмеряют начисленную неустойку последствиям неисполнения обязательств и длительности периода просрочки. Здесь суды не выработали единых подходов, поэтому нужно изучать судебную практику конкретного региона, говорит Татьяна Удодова из «Пепеляев Групп».

Читайте так же:  Увольнение работника сроки

Общая формулировка в ст. 333 ГК (снижение при «исключительных обстоятельствах») означает постоянный риск, что один суд признает те же обстоятельства исключительными, а другой – нет, говорит Батура. Ситуация осложняется тем, что у судей обычно не принято мотивировать снижение неустойки. «Чаще всего они перечисляют дежурные позиции высших судов, а потом пишут: «. с учетом обстоятельств дела суд приходит к выводу о необходимости снижения неустойки»», – жалуется Коршунов.

«Судьи обычно не мотивируют снижение неустойки. Редко можно встретить акт, в котором объясняется, какие именно обстоятельства говорят о несоразмерности штрафной санкции».

Юрист практики разрешения споров и банкротства АБ «Линия права» Кирилл Коршунов

Общий тренд на уменьшение касается договорной неустойки, но почти не затрагивает законную. «Хотя пленумы ВАС и ВС указывали на возможность ее снижения, суды редко это делают, – говорит Коршунов. – Часто они обосновывают свой отказ тем, что размер штрафной санкции установлен законом. Видимо, считают, что в этом случае он априори не может быть несоразмерный».

Аргументы в пользу должника: действенные и не очень

Неоднозначность судебной практики может обернуться в пользу должника, который стремится снизить договорную неустойку. Юристы назвали аргументы, на которые он может ссылаться:

  • неустойка выше двукратной учетной ставки или среднего размера ставок по кредитам на пополнение оборотных средств;
  • сумма неустойки приближается к сумме основного долга или ее превысила;
  • санкция больше, чем обычно по аналогичным обязательствам;
  • ответственность сторон в договоре «несимметрична»;
  • период просрочки небольшой;
  • обязательство неденежное;
  • кредитор сам виноват (полностью или частично) в просрочке исполнения;
  • кредитор не понес убытков или они были незначительны;
  • были уважительные причины для неисполнения обязательства.

Если речь идет о кредите, Коршунов советует сослаться на то, что часть негативных последствий компенсируется за счет процентов за пользование кредитом, если они выше обычного. Сбитнев делится примером успешного снижения неустойки в деле по договору поставки. Там суд принял доказательства, что ГИБДД не давало разрешения на проезд фур с крупногабаритным оборудованием по весенним дорогам – это мешало должнику вовремя его привезти. «А еще у кредитора не был готов фундамент под наше оборудование, убытков он не понес», – говорит Сбитнев. В другом деле суд не снизил неустойку наперекор всей судебной практике, делится Коршунов: в нем неустойка превышала сумму основного долга и была в 23 раза больше банковского процента по краткосрочным валютным кредитам.

Не все обстоятельства сами по себе помогут снизить неустойку. Примеры перечисляет Батура:

  • тяжелое финансовое положение;
  • долги перед другими кредиторами;
  • контрагенты не исполняют свои обязательства;
  • на активы наложен арест;
  • нет бюджетного финансирования;
  • долг полностью или частично погашен в добровольном порядке на день рассмотрения спора;
  • организация выполняет социально значимые функции;
  • должник обязан уплатить проценты за пользование деньгами (например, по ст. 317.1 ГК).

Стремительное «обогащение» кредитора

Тому, кто взыскивает неустойку, тоже приходится занимать активную позицию в суде. Бремя доказывания вообще-то лежит на должнике, но именно кредитору часто приходится доказывать соразмерность и адекватность штрафных санкций, утверждает Сбитнев.

Аргументы против снижения неустойки привела Удодова:

  • размер неустойки обычный для делового оборота;
  • он утвержден обеими сторонами без разногласий (свобода договора);
  • оппонент не доказал исключительность условий для снижения неустойки;
  • он не доказал несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства;
  • размер штрафных санкций соответствует характеру и продолжительности нарушения.

Земнухов из «Регионсервиса» советует указать, каковы были убытки кредитора, ведь неустойка не может быть меньше, чем они. Кроме того, надо доказать, что уменьшение штрафных санкций даст должнику доступ к финансированию за счет кредитора и стимулирует к неисполнению обязательства, говорит Земнухов.

«Чтобы институт работал лучше, надо в первую очередь изменить подход с продолжниковского на прокредиторский. Если кредитор обратился с требованием о взыскании неустойки, в этом, как правило, виноват должник, и по общему правилу он должен нести ответственность в полном объеме».

Партнер АБ «Эксиора» Юрий Сбитнев

По убеждению Сбитнева, произвольно снижать неустойку несправедливо, а закон и практика должны ограничивать явные перекосы и злоупотребления: например, когда неустойка навязана кредитором как сильной стороной в договоре присоединения или в разы превышает сумму долга, полагает Сбитнев. По его словам, это должно укорениться в первую очередь в умах практикующих юристов и судей.

Сейчас же Коршунов советует «не жадничать» и согласовывать в договоре не очень высокую неустойку – например, чуть выше двукратной ставки ЦБ. «Это поможет избежать ее снижения до непредсказуемого размера», – подытоживает юрист.

Источник: http://pravo.ru/story/203332/

Экономколлегия ВС запретила взыскивать неустойку до ее присуждения

Видео (кликните для воспроизведения).

Истец: ООО «РиалТорг»

Ответчик: И. Бойко

Вопрос: Можно ли начислить неустойку, если решение суда нельзя исполнить в силу объективных обстоятельств? Можно ли взыскать неустойку за период до момента ее начисления?

Суд: Экономколлегия ВС

Решение: отправить дело на новое рассмотрение в апелляцию

Общество «РиалТорг» на девять лет взяло в субаренду часть помещения площадью 341 кв. м в Москве. Там должен был располагаться магазин «Пятерочка». Однако основной арендатор, общество «Капитал Недвижимость», не платил за помещение вовремя, и основной арендодатель расторг с ним договор в одностороннем порядке. Перезаключать же договор с субарендатором, «РиалТоргом», он отказался, и суд, куда обратился «РиалТорг», признал отказ правомерным (дело № А40-18259/2014).

Тогда «РиалТорг» обратился к арендатору с заявлением о заключении с ним договора аренды на условиях договора с прежним арендатором, но компанию уведомили, что одновременно с прекращением договора аренды прекратили действие и договоры субаренды. «РиалТоргу» пришлось освободить помещение, но компания решила обязать его владельца перезаключить договор через суд. Истец ссылался на ст. 618 ГК, настаивая, что имеет право перезаключить договор на условиях прекращенного договора аренды в пределах оставшегося срока субаренды.

За полгода до того, как по делу было вынесено решение, помещение продали. Его новым владельцем стал бизнесмен Игорь Бойко. «РиалТорг» в итоге добился того, чтобы владельца помещения обязали перезаключить договор (дело № А40-28789/2014). Однако Бойко отказался исполнять решение суда. Он настаивал, что не мог этого сделать по объективным причинам, – на момент вынесения решения он уже сдал помещение в аренду компании «Лонд».

Читайте так же:  Приказ о взыскании дебиторской задолженности

Тогда «РиалТорг» потребовал взыскать с предпринимателя судебную неустойку – 32 000 руб. за каждый день просрочки исполнения судебного решения. Первая инстанция требование удовлетворила, апелляция и кассация снизили неустойку до 6000 руб. в день, ориентируясь на ежемесячный платеж. Суды заключили, что предприниматель необоснованно уклоняется от исполнения решения, вступившего в законную силу.

Определения были оспорены в ВС: экономколлегии предстояло решить, законно ли начисление неустойки, если исполнение решения суда было невозможно по объективным причинам, – помещение было уже сдано, а основания, для того чтобы расторгнуть договор аренды с «Лондом» в одностороннем порядке, отсутствовали.

Коллегия по экономическим спорам Верховного суда под председательством судьи Ирины Грачевой рассмотрела дело и отменила судебные акты нижестоящих инстанций. В экономколлегии указали: нижестоящие суды неправомерно взыскали судебную неустойку за период, предшествующий моменту вынесения определения о её взыскании. Ведь в этом случае исполнение судебного акта не будет для ответчика более выгодным, чем его неисполнение.

«Ретроспективное взыскание судебной неустойки не соответствует той цели, на которую она в первую очередь направлена, – стимулирование должника к совершению определённых действий или воздержанию от них», – указано в определении по делу.

Цель неустойки – не восстановление имущественного положения истца из-за неисполнения судебного акта, сослался ВС на п. 28 постановления Пленума № 7. Неустойку нельзя взыскать за неисполнение судебного акта до момента её присуждения, и тем более в случае, когда должник уже исполнил обязательства, уточнили в ВС.

В то же время, определяя размер неустойки, суду надо учитывать, насколько сложно ответчику добровольно исполнить решение суда, обратила внимание коллегия по экономспорам. «При наличии обстоятельств, объективно препятствующих исполнению судебного акта о понуждении к исполнению в натуре в установленный судом срок (п. 3 ст. 401 ГК), а также с момента незаконного отказа кредитора от принятия предложенного должником надлежащего исполнения (ст. 406 ГК РФ), должник не обязан уплачивать судебную неустойку», – процитировали в ВС п. 34 Пленума № 7. Если же есть обстоятельства, объективно препятствующие исполнению обязательства, в том числе зависящие исключительно от воли третьего лица, кредитор может взыскать с должника причиненные неисполнением убытки (ст. 15, 396 ГК).

В деле Бойко приводил довод о том, что не может расторгнуть уже действующий договор аренды, – по условиям договора, это возможно только при нарушениях со стороны арендатора. Но этот довод суды не учли, указал ВС. Также коллегия обратила внимание, что обязанность заключить договор аренды возложена исключительно на должника-предпринимателя, а не на третьих лиц, которые владеют помещением на основании договоров аренды и субаренды. Суду надо было проверить, может ли ответчик заключить с истцом договор аренды, при том что субарендатор не имеет преимущественного права на это. Также суды не учли другой довод, изложенный Бойко: «РиалТорг» – банкрот и просто не сможет платить за аренду. ВС отправил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Владислав Ганжала, партнер практики разрешения споров и банкротства «Линии Права», увидел в определении противоречие позиции экономколлегии разъяснениям Пленума ВС, на которые сама экономколлегия сослалась. «Так, в п. 27 постановления Пленума ВС № 7 прямо разъяснено, что возможности ответчика по исполнению решения суда, степень затруднительности исполнения решения суда, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства суд оценивает при установлении срока, в течение которого должно быть исполнено решение суда. Действительно, если решение суда объемное по исполнению, то должнику должно быть предоставлено больше времени и, соответственно, позже должна начать начисляться судебная неустойка. Однако, вопреки данным разъяснениям, экономколлегия указала, что вышеуказанные обстоятельства суд должен принимать во внимание при определении другого обстоятельства – размера судебной неустойки», – обращает внимание юрист. Такой подход был изложен в «старом» разъяснении Пленума ВАС, отмечает он.

Вывод экономколлегии о том, что судебную неустойку нельзя взыскать за предшествующий период, то есть до момента ее присуждения, считает Ганжала, никак не стимулирует должника исполнять решение суда.

В результате такой позиции экономколлегии теперь должник понимает, что ему не будет начислена судебная неустойка, пока суд ее не присудит и, соответственно, он может спокойно уклоняться от исполнения решения суда, пока суд будет рассматривать вопрос о ее присуждении. Поскольку вопрос требует исследования многих обстоятельств, должник получает значительную отсрочку в исполнении решения суда. Соответственно, такая позиция экономколлегии если и будет стимулировать должника, то только на затягивание рассмотрения вопроса о присуждении судебной неустойки и, следовательно, на получение максимальной отсрочки её уплаты.

Владислав Ганжала, партнер практики разрешения споров и банкротства «Линии Права»

Ганжала уверен, что более логичным было бы начислить неустойку с даты подачи заявления о ее присуждении. Кроме того, отметил он, экономколлегия не учла, что в силу прямого указания в п. 34 Пленума ВС № 7 обстоятельствами, которые объективно препятствуют исполнению решения суда и, соответственно, начислению неустойки для предпринимателей, являются только обстоятельства непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК). «Действия должника по заключению «параллельного» договора аренды к таким обстоятельствам со всей очевидностью не относятся. Поэтому экономколлегия совершенно напрасно сослалась на такие действия должника, направляя дело на новое рассмотрение», – отметил юрист.

Кристина Тихонова, юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», напротив, полагает, что решение будет иметь позитивное влияние на судебную практику по этой категории дел. «Недобросовестные участники гражданского оборота, выступающие кредиторами по обязательствам такого рода, нередко стремятся придать этому институту несвойственный ему характер инструмента необоснованного обогащения. Разбирая дело, СКЭС ВС РФ специально оговорила невозможность такого злоупотребления правом, табуировав ретроспективное взыскание судебной неустойки и попутно выдав судам нижестоящих инстанций исчерпывающие разъяснения как о природе института, так и о порядке его применения», – полагает Тихонова.

Согласился с определением и Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners. Недопустимо присуждать судебную неустойку за прошлый период – она может присуждаться только на будущее, считает он. «Кредитор вправе заявить отдельный иск о взыскании убытков в случае несвоевременного исполнения должником решения суда. И в рамках этого иска суд уже может установить действительно понесённые убытки. Это надлежащий способ защиты права, и не следует его подменять астрентом. Астрент же для других целей, он только на будущее», – полагает Савельев.

Источник: http://pravo.ru/story/201281/

Верховный суд разъяснил, что платить раньше – основной долг по кредиту или проценты по штрафам

Насколько законно то, что при погашении кредита средства направляются сначала на уплату процентов по штрафам и неустойкам, а только потом – на погашение основного долга? Две инстанции, разбиравшиеся в вопросе соответствия условий договора законодательству, пришли к противоречивым выводам. Разрешать спор пришлось Верховному суду. Он напомнил банкам, что проценты бывают разные.

Читайте так же:  Заявление на возобновление алиментов

Банк забрал лишнее

Ольга Дарьина* заключила кредитный договор с ООО «ВСБ». По условиям договора кредитор предоставлял ей 170 000 руб. под 14,75% годовых, а возвращать его надо было ежемесячными платежами не менее 7085 руб. Дарьина выплатила кредит и проценты за пользование кредитом досрочно, но по ее подсчётам банку она переплатила 1187 руб. Женщина решила: к нарушению ее прав привело то, что в договоре есть условия, которые нарушают ее права потребителя. В частности, по условиям договора датой погашения кредита, уплаты процентов штрафов и пени была дата поступления денег в кассу или на счёт Дарьиной в ВСБ (п. 2.4.2. договора). Если же появлялась просроченная задолженность, то выплаченные для ее погашения деньги, если их не хватало, направлялись сначала на погашение штрафов и неустоек, процентов, а потом – основного долга по кредиту (п. 4.2 договора). Из-за этого, когда Дарьина платила не всю сумму, процент за пользование денежными средствами увеличивался и составлял 45% годовых от суммы задолженности по кредиту вместо оговоренных 14,5%, что и привело к переплате

М-1777/2016), она настаивала, что условия, определяющие момент исполнения обязательств и устанавливающие первоочередное погашение требований по штрафам и неустойкам перед другими требованиями, следует признать недействительными, поскольку они нарушают права потребителя. А переплаченные деньги она требовала, соответственно, вернуть.

Разные суды – разные мнения

Первая инстанция признала оба оспариваемых условия договора недействительными и обязала банк произвести перерасчёт уплаченных сумм. Райсуд исходил из того, что условие договора, касающееся даты погашения, противоречит положениям ст. 37 Закона о защите прав потребителей, по которым датой исполнения обязательств считается дата внесения денег в банк или платежному агенту.

Что касается положения договора о первоочередном погашении штрафов и неустоек перед другими обязательствами заемщика, то они, по мнению суда, противоречат положениям ст. 319 ГК. «Под процентами, погашаемыми ранее основной суммы долга, принимаются проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству, в частности проценты за пользование суммой займа, кредита, аванса, предоплаты и т. д. Проценты, предусмотренные ст. 395 Кодекса за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, погашаются после суммы основного долга», – сослался суд на п. 11 постановления Пленума ВС № 13 и Пленума ВАС № 14 «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами».

Однако судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда, где банк оспорил решение, в удовлетворении требований Дарьиной отказала (дело № 33-11193/2016). В апелляции решили, что изменение сторонами договора очередности погашения требований по денежному обязательству, установленной ст. 319 ГК, не противоречит закону и не ущемляет права потребителя. Истец добровольно заключила кредитный договор на предложенных условиях, с которыми она была ознакомлена и которые она обязалась соблюдать, указали в облсуде.

Проценты процентам рознь

В Верховном суде, где в итоге и оказалось дело, позицию облсуда не поддержали. Речь в данном случае не идет о свободе договора, о котором говорила апелляция, заключил суд. «Положения ст. 319 ГК РФ, устанавливающие очерёдность погашения требований по денежному обязательству, могут быть изменены соглашением сторон, однако таким соглашением может быть изменен порядок погашения лишь тех требований, которые названы в этой правовой норме,» – обратил внимание ВС. В деле Дарьиной речь идет о требованиях, в законе не указанных, – в частности, о штрафах и неустойках.

Кредитные организации настойчиво утверждают в своих типовых формах договоров, что неустойки платятся в первую очередь. Иногда даже пытаются обосновать, что при этом ст. 319 ГК РФ не нарушается, потому что предусмотренная в ней очередность не затрагивается, а штрафы платятся вне очереди, и т. п. Такого рода ухищрения неэффективны, и ВС РФ в очередной раз это подчеркнул. Норма ст. 319 ГК РФ диспозитивна, но только в пределах ее диспозиции – изменить можно очередность погашения только тех требований, которые в ней указаны. В плане объема же диспозиции это норма императивная, т. е. расширить перечень требований, в отношении которых устанавливается очередность, нельзя. Санкции и другие не указанные в диспозиции ст. 319 ГК РФ требования погашаются в последний черед, и это не зависит от характера отношений (потребительские или предпринимательские) – Дмитрий Шнигер, юрист ЮК «Хренов и партнеры».

Разъяснил суд и вопрос, касающийся порядка уплаты процентов. Согласно ст. 319 ГК, платеж, недостаточный для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии другого соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем – проценты, а в оставшейся части – основную сумму долга, напомнила коллегия. «Исходя из смысла приведённой правовой нормы, под упомянутыми в ней процентами понимаются проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами (например, ст. 317.1, 809, 823 Гражданского кодекса Российской Федерации). Проценты, являющиеся мерой гражданско-правовой ответственности, в том числе штрафы и неустойки, к указанным в ст. 319 4 Гражданского кодекса Российской Федерации процентам не относятся и погашаются после суммы основного долга», – поддержал ВС в определении позицию первой инстанции.

«ВС РФ однозначно разъяснил, что штрафы и неустойки не относятся к числу процентов, погашаемых по правилам ст. 319 ГК РФ. Стоит отметить, что фактически ВС РФ продублировал позицию ВАС РФ, изложенную в нескольких постановлениях Президиума ВАС РФ и информационном письме № 141. Однако аналогичная правовая позиция ВАС РФ для целей разрешения коммерческих споров является более спорной, в то время как данная позиция ВС РФ для целей защиты прав потребителей выглядит гораздо более обоснованной» – Оксана Петерс, управляющий партнер юридический фирмы «Тиллинг Петерс»

Кроме того, в определении ВС сказано, что апелляционное объяснение не мотивирует несогласие с выводами первой инстанции о недействительности п. 2.4.2. кредитного договора. «Такое основание отмены нечасто встречается в актах кассационной инстанции, но часто указывается юристами в кассационных жалобах, и, значит, не зря», – заметил Дмитрий Шнигер, юрист ЮК «Хренов и партнеры».

Апелляционное определение коллегия отменила, а дело направила на новое рассмотрение в Самарский облсуд (дело пока не рассмотрено).

Читайте так же:  Условная судимость при устройстве на работу

*имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Источник: http://pravo.ru/story/view/141436/

Взыскание неустойки после взыскания основного долга

Коллеги, подскажите по такой ситуации.

Истец выслал сначала ответчику претензию об оплате долга по договору поставки. Причём претензионный порядок предусмотрен как самим договором, так и АПК.

В этой претензии истец просил оплатить только основной долг.

Далее истец подаёт иск и просит то же, что и в претензии, т. е. основной долг.

После принятия судом иска к производству, истец уточняет требования и кроме основного долга хочет также взыскать и договорную неустойку, о которой изначально в иске не было речи.

Правомерно ли истец добавляет к иску новое требование о неустойке, не заявив это изначально в иске и претензии перед иском?

Мне кажется, что истец нарушает требования АПК и договора в части обязательного претензионного порядке, а также истец нарушает и требования АПК в части запрета на изменение предмета и основания иска? (Если тут будет изменение предмета и основания иска).

Либо же добавив неустойку в иске к требованиям, истец меняет только предмет иска и такое правомерно?

«После смерти на мою могилу нанесут много мусора. Но ветер истории развеет его» (Рамси Болтон)

«Когда ваш рубль будет стоить 66 долларов, тогда вы получите право иметь другую точку зрения» (с)

Основание, в данном случае, договорные отношения, а не нормы статей ГК РФ или условия договора. Требования основаны на договоре.

Кто спорит. Но указание еще одной нормы ГК РФ по неустойке не изменяет основания иска. Вот если бы Вы с договорных отношений изменили бы на отношения из причинения вреда или неосновательное обогащение, вот здесь в чистом виде изменение оснований.

Я не спорю, что можно подать отдельный иск и по неустойке. Я говорю о том, что можно добавить требования о неустойке и в уже заявленный иск. И это не будет изменением оснований иска. Кроме того, не все суды считают, что это изменение предмета, поскольку предметом является, грубо говоря, деньги. Хотя тут я с ними не согласен.
И это, как раз, из практики.

Добавить можно. Один из примеров, дело А27-8063/2015. Истец сначала заявлял требования, вытекающие из договоров — основной долг, неустойку, потом заявил неосновательное обогащение и при этом увеличил цену иска. И все нормально. Взыскали более 10 млн.
Вот фраза из постановления АС ЗСО — «Суд первой инстанции, принимая к рассмотрению уточненные в порядке статьи 49 АПК РФ исковые требования о взыскании с ответчика увеличенной суммы задолженности, пришел к правильному выводу, поддержанному
апелляционным судом, что в данном случае истец изменил только правовое
основание иска. Предметом иска было и осталось требование
о взыскании денежной суммы.»
Поэтому, Ваш совет я переадресую Вам же. А из изученной мной практики следует, что как суд захочет, так и будет. Захочет — примет изменение и того и другого. Не захочет — не примет. И все обоснует, и замучишься доказывать, что суд не прав.
Еще раз повторюсь, что указание новой нормы в иске автоматически не значит изменение оснований иска. В данном иске основания — договорные отношения. И включение в него ответственности (или способа обеспечения обязательств) по договору не будет изменением оснований иска.

что значит захочет? Тут нет двоякого толкования, суд не примет увеличение исковых требований в порядке ст.49 АПК, так как это дополнительное требование, которое ранее не заявлялось.

В случае, когда истец в процессе рассмотрения дела, на основании
принадлежащего ему права, установленного статьей 49 АПК РФ об
изменении основания или предмета иска, ходатайствует о применении к
ответчику финансовых санкций, суд расценивает это как заявление новых
требований.

Определением суда, требование о взыскании штрафных санкций не
принято к рассмотрению. В судебном заседании истец уточнил размер
требований в части взыскания основного долга и процентов за пользование
чужими денежными средствами, а так же снова просил взыскать неустойку за
преднамеренный невозврат денежных средств. Требование о взыскании
неустойки не принято к рассмотрению ввиду его самостоятельного характера.
Решением суда первой инстанции в пользу истца взысканы основной долг
и проценты за пользование чужими денежными средствами. Суд
апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции, отказав во
взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, так как
счел данные требования новыми.
Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной
инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции, и указал на то, что
требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными
средствами не является новым. Оно заявлено истцом при обращении с иском,
хотя в исковом заявлении это требование отсутствует, суд первой инстанции
принял его в порядке ст. 49 АПК РФ и еще раз уточнено в порядке ст. 49 АПК
РФ и удовлетворено судом первой инстанции на основании ст. 395 ГК РФ и в
соответствии с требованиями ст. 71 АПК РФ.

При отказе арбитражного суда принять к рассмотрению уточнение
исковых требований в части взыскания неустойки в порядке ст. 49 АПК
РФ, сторона по делу может обратиться в суд с заявлением о взыскании
неустойки и в последующем заявить ходатайство об объединении этого
дела с основным в соответствии со ст. 130 АПК РФ.
Дело № А14-6724/2009/237/5

Вот именно, что подобный косяк суды допускали лет 10 назад (что судами высших инстанций устранялось) ,сейчас четко выработана позиция и вы вводите всех в заблуждение о том, что суд может принять подобное ходатайство. А написать можно все что угодно, бумага все стерпит.
Практика ваша к теме вообще не относится, здесь дураку понятно, что все в пределах закона. Обязательство из договора заменили на обязательство из неосновательного обогащения, это не является изменением предмета и основания. К примеру, это всегда успешно в суде используется, когда в процессе выясняется, что договор не заключен или недействителен.
Не пытайтесь выдать свое мнение за правильное, вы лукавите, когда говорите, что ситуация спорная.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://forum.garant.ru/?read,7,2365932

Взыскание неустойки после взыскания основного долга
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here