Нелегальная работа в китае

Полные ответы на все вопросы на тему: "Нелегальная работа в китае". Здесь собран весь тематический материал в удобном для чтения виде. Если у вас возникли вопросы - задавайте их дежурному специалисту.

За длинным юанем в секс-рабство. Зачем китайцы читают мессенджеры россиян

На сайте Генконсульства РФ в Гуанчжоу появилось грозное предупреждение о том, что всех прибывающих из России в Китай могут жёстко досматривать в аэропортах Китая: проверять личные вещи и переписку в мессенджерах. Если полицейским что-то не понравится, вас могут заподозрить в проституции или нелегальном тичерстве, запереть в душной комнатке на целые сутки и депортировать за ваши же деньги без объяснения причин. Кормить будут всего лишь один раз. Для многих россиян эта новая китайская угроза выглядит как недружелюбный дипломатический ход, тогда как причина может быть куда прозаичнее: так китайцы борются с наводнившими юг страны русскими проститутками и учителями-нелегалами, отбирающими хлеб насущный у квалифицированных китайцев.

Коллаж © LIFE. Фото © Shutterstock, © chinaforeignteachersunion, © Public Domain

В последние годы в Китай, как красная рыба на нерест, косяками движутся красивые девушки из России, Украины и Белоруссии в погоне за длинным юанем. Русскоязычный Интернет кишит объявлениями набора на секс-работы под видом высокооплачиваемых танцовщиц. Состоятельные граждане Китая падки на европейскую внешность.

Объявления довольно однотипные: «Привет! Ты красивая девушка и тебя достала твоя работа. За которую ты получаешь копейки. Платишь кредиты и не можешь купить себе квартиру. Просто измени свою жизнь. Мы поможем!»

Лайф под легендой «заботливого брата девушки» связался с одной из таких вербовщиц — жительницей Южно-Сахалинска Алёной, которая рассказала много интересных подробностей.

Лайф — Я насчёт сестры. Она хочет работать, но я боюсь, что это проституция.

А. — В клубе можно заработать и без интима. В Китае и Камбодже. В Китае нужно визу делать, в Камбодже — нет.

Лайф — А не завернут в аэропорту? Я читал, что заставляют билет покупать на свои деньги и депортируют.

А. — Голосовой файл (гф) — Дело в том, что никто никого не заставляет (смущённо). Раньше мы кредитовали. Теперь нет. Ну или можем сопроводить лично. Поскольку раньше мы всё оплачивали, делали девушкам визы — на всё уходило по сто тысяч, а потом они нас кидали.

А. (гф) — Если хочет девчонка работать, тут уже лично обсуждаем, сопровождаем. Это если хочет действительно работать. Работа в клубах, заработок где-то двести долларов в день. (Гордо) мы с интимом вообще не связываемся, никому это не надо.

Лайф — Спасибо! А по какой визе поедет, по туристической?

А. (гф) — Конечно, по туристической

в Китай. Если вы сами не хотите билет покупать, тогда наш агент находится в Иркутске. Можете доехать до Иркутска, встретиться с человеком в аэропорту. Он вам купит билет и посадит на самолёт. И всё будет нормально.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Лайф — Ну на билет же надо, на визу…

А. (гф) — Ну в Китай, тогда делайте паспорт и визу, хотя бы туристическую

. И мне нужно фото посмотреть. Потому что не я отправляю. У нас босс — китаец, который этим занимается и определяет для девушек места.

Лайф — Просто читал, что китайцы в аэропорту досматривают и разворачивают. Да ещё и заставляют купить билет на свои деньги.

А. (гф) — Конечно, бывают разные ситуации, все рискуют. Главное — в Китай попасть

, а наш босс уже знает, куда её пристроить — туда, где нет проверок.

Лайф — Хорошо, её с вами связать?

А. (гф) — Конечно, со мной. С китайцем только тогда, когда поедет, будет общаться. И ещё по поводу Китая. Там какие-то проблемы намечаются

. А вот в Камбодже вообще с этим всё порядке.

Лайф — Не, она в Гонконг хочет. В Китай. Говорит, что в караоке каких-то там хорошо платят. И без интима!

А. (гф) — Мы пристраиваем девочек в зависимости кому что нужно. Кому нужен интим,

мы найдём в отеле работу, кому нужен клуб — дадим место в клубе. Тут нет никакой проблемы. Кто что хочет, тот и получает.

Лайф — А подписывать надо что-нибудь? Контракт

и т.д. Или босс с Китая агентскими расплатится за билет?

А. (гф) — Не надо

… Если будет хорошо зарабатывать — билеты бесплатно.

Из переписки с вербовщицей можно понять, что девушке «достаточно» и туристической визы. На деле это значит, что работать в Китае она будет нелегально

. А это прямой путь не только в китайскую камеру, но и в секс-рабство. Защитить от работодателя нелегалку в Китае будет некому, а способов давления на «сотрудницу» сколько угодно.

Мы в России уже настолько привыкли снисходительно смотреть на дворников и строителей из азиатских стран, что нам трудно осознать, что и нас самих стремительно развивающееся азиатское государство может считать гастарбайтерами и нелегалами. С этим новым знанием вернёмся к новости о возможном просмотре месседжеров россиян в китайских аэропортах.

По сообщениям информационных агентств, российское Генконсульство в Гуанчжоу направило дипломатическую ноту китайской стороне с просьбой разъяснить критерии и основания проверки содержимого сотовых телефонов при пересечении границы КНР. На сайте консульства опубликовано соответствующее предупреждение. Россиян предупреждают, что нужно быть готовыми к любому повороту событий, в том числе и депортации китайским авиарейсом с покупкой билета за сто тысяч рублей, заключению в тесной душной камере и миске дешёвого риса. Будьте уверены: если китайцы найдут в вашем смартфоне откровенные фото и губки бантиком, хоть вы и делали эти милые селфи исключительно для своего мужчины, вас могут с позором и грубо выдворить из страны с подозрением в проституции.

Русскоговорящие жители Китая бурно обсуждают это в своих чатах. Оказывается, подобные драконовские меры Public security bureau (PSB — китайская служба, занимающаяся нелегальной миграцией) принимала и раньше. PSB безжалостно возвращала всех подозреваемых в проституции молодых женщин, прилетевших по туристической или бизнес-визе категории F, не дающих права работать в стране. Мессенджеры сотрудники PSB просматривали на предмет переписки со специальными агентами-«букерами», завлекающими русских «Наташ» в караоке-бары, служащие местным аналогом борделей. Сам процесс «приёмки» довольно груб и внезапен, о чём в соцсетях эмоционально делятся пострадавшие, например украинка:

В некоторых заведениях русскоязычные девушки из России, Украины и Беларуси составляют до 80% обслуживающего персонала KTV (Karaoke TV). Для китайцев все выходцы из любых стран бывшего СССР могут выглядеть и называться «русскими». Официально в Китае проституция строго запрещена, и девушки занимаются так называемой консумацией — «разводят» в этих KTV загулявших китайцев на выпивку, еду и подарки, находясь на довольно высокой ставке от заведения. Но могут предоставлять и другие услуги — так называемые скачки на коленях клиента. Интересы девушек представляют те самые агенты-«букеры», по сути, обычные сутенёры, ведь по взаимной договорённости «скачки» легко переходят в секс за деньги. По сообщениям работавших в KTV девушек, средняя ставка за интим приближена к 8000 юаням, что в перекладе на «деревянные» составляет более семидесяти тысяч рублей. Это огромная сумма для обычной проститутки, тем более что русские девушки пользуются спросом у состоятельных китайских мужчин, что хорошо видно по крупнейшему порталу сексуальных услуг в Гонконге sex141 и его многочисленным «зеркалам» в Сети. Здесь русские и восточно-европейские девушки проходят под рубрикой » экзотика

Читайте так же:  Вексель с отсрочкой платежа

«, а довольные или не очень клиенты обсуждают их на специальном форуме.

Только в Гонконге и Макао ситуация несколько иная, чем в остальном Китае. Здесь официально разрешена проституция, но запрещена организация проституции. Лазейка организаторов сайта таится в гонконгской монополии на порноиндустрию. Определённым людям принадлежит не только порноиндустрия, но и многочисленные сайты «индивидуалок», подобные sex141.

Мисс Хо — секс-работник, зарегистрированная на sex141, пишет на форуме, что высокая популярность сайта — результат его успешной бизнес-модели.

«Мы платим 1300 гонконгских долларов [около 180 долларов США] каждый месяц за размещение рекламы«

, — пишет она. В настоящее время на сайте более 3000 секс-работников. Ежемесячный доход воротил криминального бизнеса Гонконга исчисляется баснословными суммами.

Приезжают девушки в Китай преимущественно по туристической визе и поддельным контрактам, а часто в качестве домашней прислуги. Российский трафик «волосатого золота» способствует довольно активной торговле живым товаром в этом регионе. Гонконг, Макао и Тайвань — ключевые точки, куда стремятся российские секс-работницы. И возрастной границы, в отличие от государственной, нет. Известно, что в Тайване распространена детская проституция: по некоторым данным, в сексуальный труд вовлечено около сорока тысяч детей. Для любителей женщин в возрасте тоже есть свой товар. Пожилые женщины будут работать как «фениксы» (鳳) — это специальный термин, происходящий из сходства китайского слова » проститутка

» и » курица» (雞).

Места, где работают секс-работницы Гонконга или Макао, бывают довольно фешенебельными. Достаточно набрать в Ютубе macau sauna, чтобы посмотреть, как отдыхают состоятельные китайцы.

Обычные бордели Гонконга располагаются в жилых многоэтажках с несколькими квартирами на этаже. В каждой клиента ждёт путана. Не понравилась — стучишься в другую дверь, пока не найдёшь искомое. Гонконг и Макао достаточно чистые, богатые и безопасные места. Понятно, почему именно туда стремятся российские индивидуалки в поисках лучшей доли.

Для правоохранительной системы России здесь нет никаких перспектив. Доказать, что российские авторы объявлений о приёме на работу в караоке-бары Гонконга организовывают занятия проституцией, практически невозможно. Нет тела — нет и дела. А полететь в Китай тоже не преступление. Таким образом, российские проститутки целиком и полностью проблема Китая. И КНР решает проблему своими жёсткими методами, разворачивая россиянок на полпути, не особо разбираясь, кто проститутка, а кто нет.

Для офицера PSB понять, работает ли нелегально тот или иной человек, довольно легко. Достаточно отследить транзакции в WeChatPay, чтобы понять, что вы нелегал. По сообщению китайского англоязычного интернет-ресурса, PSB начала арестовывать чёрных агентов и рекрутёров только в 2016 году. Но сами изменения начались с приходом к власти Си Цзиньпина.

В Сети есть данные о количестве депортированных из Китая в 2016 году и о причинах депортации, среди которых основная — 63% — заключается в отсутствии рабочей Z-визы, 20% работников депортируют с фальшивыми дипломами. В последние годы процентное соотношение причин не изменилось, но давление на разного рода нелегалов ужесточилось.

С нелегальной миграцией Правительство КНР развязало настоящую борьбу. Речь идёт именно о трудовой миграции в сфере услуг. К ней относятся и проститутки, танцовщицы go-go, хостес, а также девушки в караоке-барах. Под каток также подпадают и нелегальные учителя английского и русского языков, спрос на которых в КНР очень высок. И речь идёт о настоящей масштабной кампании, спущенной сверху. Очевидцы пишут, что на таможенных переходах появились яркие плакаты о том, что каждый гражданин КНР должен внести свой вклад в очистку страны от преступности и нелегалов-иностранцев. Везде указаны телефоны, куда звонить, и крупные суммы вознаграждений. Массовые проверки на наличие паспорта и визы европейских гостей проводятся сегодня на рынках и в других общественных местах. Факт легального проживания в Китае легко проверяется с помощью единой электронной базы пограничного паспортного контроля. Китайцы даже создали специальное мобильное приложение, через которое можно анонимно «сдать» нелегала и получить за это тысячу юаней.

Массовые проверки и депортация начались с 2016 года, но до недавнего времени российских мужчин почти не касались. А теперь нет никаких гендерных различий. Депортировать могут россиян любого пола, и не только туристов, но даже летящих через Китай транзитом!

Источник: http://life.ru/p/1218961

Учу китайских детей. Дорого. Нелегально

В Китае среди прочих особенностей существуют два культа: преподаватели и европейская внешность. Китайские педагоги пользуются большим авторитетом, а европейская внешность в стране востребована настолько, что работодатели готовы поверить в американца по имени Вова и не учитывать уровень английского претендентов на должность учителя. Читательница самиздата пообщалась с двумя молодыми людьми, которые уехали в Китай нелегально преподавать в детских садах, об особенностях работы и отношении местных жителей.

«Кто едет в Китай, тот не возвращается. Многие так говорят, по крайней мере. Вообще никогда не думал, что стану учителем английского, но это мне помогло путешествовать — и я согласился. Мне нравится Китай, работать с китайскими детьми или же в общем с азиатами», — рассказывает 26-летний Сардор Расулов из Байконура. По образованию он инженер-программист, айтишник, но по специальности так и не работал. В 2016 году молодой человек переехал в Пекин, где его друг преподавал английский язык в частном детском саду.

Уже на месте Сардор нашёл агента — китаянку, которая помогала в поиске работы, организовывая демо-уроки в детских садах. За 30 минут нужно провести активную игру, обучающее занятие, потанцевать или спеть с детьми: «Первое демо я, конечно же, провалил. На четвёртый или пятый раз получил работу. Первые несколько раз я набирался опыта и учился проводить демо-уроки».

Сардор подписал годовой договор с детским садом, процент от зарплаты забирала себе агент. Молодой человек получал 10 тысяч юаней (на тот момент около 100 тыс. рублей), кроме того, по субботам он подрабатывал в тренинг-центре, за смену платили 700 юаней (около 7 тысяч рублей). Денег было достаточно, чтобы снимать жильё, путешествовать и копить: «Там проезд дешёвый. Мы втроём работали в одном садике и снимали один номер в хостеле, четырёхместный, и каждый день платили по 50 юаней (около 500 рублей). В садике тебя кормят, остаётся тратить только на ужин, он стоил 25 юаней — 200–300 рублей».

Читайте так же:  Заявление на увольнение в связи

При этом уровень владения языком и навыки преподавания при приёме на работу играли далеко не главную роль: «У меня ещё был английский хороший. Мой друг, который до сих пор в Китае живёт, в языке вообще ноль, у него базовый уровень, работал американцем, ещё и с именем Вова. Его все называли „Вова из Соединённых Штатов Америки“. Он ко мне мог на уроке зайти: „Сэм, как будет ‘пельмени’ на английском?“»

Агент знала о происхождении Сардора, но в детском саду, по словам молодого человека, не догадывались. Руководители часто думают, что принимают на работу носителей языка: «Был случай, когда представители России приехали в садик. Были какие-то переговоры. Я помню, что мы там сидели, притворялись американцами, хотя всё понимали».

Сардор работал с понедельника по пятницу по восемь часов. Проводил один урок в день. Всё остальное время он находился в садике и должен был общаться с детьми на английском: «Я рассказывал им о том, что они делают. К примеру, вы кушаете бананы — как это будет на английском. Какие-то активити они делали, всё на английском». В первый рабочий день, по словам молодого человека, дети плакали, потому что увидели иностранца чуть ли не впервые. Позже привыкли. Но с воспитательницами-китаянками отношения были напряжёнными: «У нас не постоянно, но были тёрки. Они в разы меньше, чем мы, получали. А делали гораздо больше. Говорили, что мы не выполняем своих обязанностей». Конфликт обычно решала агент-китаянка: разговаривала с персоналом и руководством сада. Но позже конфликты из-за обязанностей возникали снова.

«Любой, кто приезжает с бизнес-визой и работает, знает, что это нелегально. Кому-то удаётся получить рабочую визу, кому-то — нет», — рассказывает Сардор. Официально трудоустроиться учителем в Китае можно только по рабочей визе, которую должны делать сами садики. Но в большинстве случаев руководство это правило игнорирует, даже лицензия на работу иностранцев есть не у всех. Россиянам проще оформить бизнес-визу через агентство: для неё не нужно заверять диплом, делать справку с предыдущего места работы и получать приглашение от местного учебного заведения.

«К нам один раз полиция пришла, и этого было достаточно. Нас всех забрали к чертям», — молодой человек вспоминает утро одного из рабочих дней. На тот момент он находился в Китае около девяти месяцев. Сардор подозревает, что сдать учителей могли няни-китаянки. Всё случилось, когда он вывел детей поиграть на улицу: «Я поворачиваюсь — они [полицейские] уже рядом стоят. Ко мне подошли, сказали: «Встань сюда, где остальные?» Я сказал, что не знаю, и они пошли искать внутрь здания, всех нашли, вытащили».

Сардор и два других учителя (украинцы) оказались в полицейском участке: «Моих друзей, слава богу, выпустили. А вот у меня там херня получилась, я в допросе допустил ошибки, можно было бы уйти». Молодой человек рассказал правоохранителям, что получает деньги на карту, и они тут же вычислили, сколько он заработал. «Если бы сказал — наличными, они бы у меня ничего не проверили», — уверен Сардор. Его друзей отпустили, но предупредили, что так работать им больше нельзя. Вскоре в детском саду узнали, что ребята — не носители языка, и уволили их. Руководство расторгло контракт с агентом и заплатило штраф.

Ждать депортации по документам Сардор должен был десять дней, но в итоге провёл в местном СИЗО больше двух недель: «Я почему-то всегда думал, что к гражданам России будет как-то лояльнее отношение, так как наши правительства как бы дружат. Я ошибался. Заключённые ребята-китайцы, когда узнали, что я из России, сразу начали как бы уважать: брат, друг. Нас закрыли в одну клетку, куда 12 или 14 человек помещаются, кровати — не матрасы, а просто деревянные поверхности. Дают постель, до тебя её человек миллион использовало, она грязная. Потом тебе дают посуду: миску, ложку — пластмассовые, одноразовые, но, опять-таки, кто-то до тебя их использовал. Условий в камере нет. Но туда не бросают одного иностранца среди китайцев. Несколько иностранцев сидят в одной камере, по трое-четверо, чтобы ты окончательно с ума не сошёл», — вспоминает Сардор. Сотрудники СИЗО, по его словам, относились к нему нормально, но за иностранцами в камере следили пристально. Среди временно заключённых был украинец с просроченной визой и молодой человек из Южной Африки. Он работал, хотя находился в Китае по семейной визе, и сдала его бывшая жена-китаянка. «Даже был парнишка-китаец, который говорил по-русски и которого депортировали из России», — рассказывает молодой человек.

На 16-й день пришла миграционная полиция, которая сопроводила Сардора в аэропорт. Билет он купил сам, в противном случае пришлось бы ждать, пока это сделает Китай: «Это может быть месяц, два. Знаю ребят, которые сидели по два месяца просто в ожидании своего билета». Въезд в Китай Сардору запретили на пять лет, но он бы хотел вернуться по истечении этого срока. Страх того, что могут не открыть визу, у него присутствует до сих пор, поэтому сейчас везде старается работать легально. Но быть в Китае учителем он больше не хочет, надеется запустить там какой-нибудь бизнес. Последний год молодой человек провёл в Таиланде, где получить рабочую визу учителям гораздо проще. Сейчас Сардор приехал к матери в Узбекистан, но оставаться в этой стране он не планирует: «Не хочу сказать, что плохая страна, но меня тянет туда, в Азию».

«Когда я только приехала, не понимала, почему они [китайцы] просто останавливаются, тычут в меня пальцами, хватают за руки и фоткаются со мной», — рассказывает Анна (имя изменено). Ей двадцать четыре, три года назад она уехала из Крыма и живёт в Пекине, работая учителем английского в детском саду. Первые несколько недель в незнакомой стране были тяжёлыми, один раз прямо в центре города китаец попытался украсть телефон: «Мне говорили наоборот: тут всё безопасно, никто ничего не будет красть. Это был мой единственный телефон, у меня тогда ни Вичата (WeChat — самое популярное в Китае мобильное приложение для общения и оплаты. — Прим. ред.) не было, ни контактов, я только приехала, никого не знала. Рядом со мной стоял какой-то мужик. Я повернулась и увидела, что у него в руках мой телефон. Я сказала: «Отдай мой телефон» — естественно, не на китайском. Думаю, большую роль сыграли жесты. Он мне его тихонечко отдал и ушёл».

Видео (кликните для воспроизведения).

Анна и до того была за границей — по work and travel в Америке, когда училась в университете. Девушка знала: как только получит диплом английского филолога, уедет снова. Работу в Китае она нашла через агентство дома, которое и должно было помочь с трудоустройством, договариваться о демо-уроках. Такое сотрудничество помогло: на Анну обращали внимание агенты, советовали руководству садиков взять именно её. Сами демо-уроки иногда проходили без детей: их роли играли другие претенденты на место учителя. Они делали вид, что чем-то недовольны и плачут, и с ними нужно было справиться.

Читайте так же:  Дополнительный отпуск педагогам

По словам девушки, агентства во многом обманывают: «Они не говорили, что изначально мы сделаем тебе турвизу, потом переделаем её на бизнес, что нужно будет куда-то выезжать. И что в саду ты не можешь, по сути, официально работать. Я не знала, что буду работать по бизнес-визе. Они говорят: ты будешь зарабатывать от тысячи долларов — и это действительно так. Но тебе дают минимум; потом ты узнаёшь, какие реальные зарплаты, что можешь получать чуть ли не в два раза больше не через агентство».

Организации, помогающие с трудоустройством, забирают часть зарплаты учителя себе, из неё же платят китайскому агенту на месте. Кроме того, девушку уверяли, что помогут с жильём, а на месте выяснилось, что это маленькая комната на несколько человек на территории садика: «Они [агентство] могут тебе снять жильё, но проблема в том, что ты всегда к ним привязана. Ты не можешь просто взять и сказать: я ухожу. Потому что у тебя квартира оплачена, они с тебя будут снимать за работу и за жильё». Узнав, что в детском саду учителям платят по-разному: кто на какую сумму договорился — Анна попросила повысить ей зарплату. Ей отказали, и она ушла, проработав в первом садике полгода.

Поиск новой работы, уже самостоятельно, а не через агентство, не занял много времени. По наблюдениям девушки, ключевую роль играет европейская внешность. А ещё пол: Анне кажется, что в Пекине на должности учителей охотнее берут парней. «Зарплата зависит от того, как ты себя ценишь и как себя поставишь. Кому-то, допустим, нормально зарабатывать десять тысяч юаней в месяц (около 99 тысяч рублей), кому-то и шестнадцати (около 158 тысяч рублей) мало. Нэйтив-спикеры, конечно, могут получать и двадцать, и двадцать пять тысяч (197–246 тысяч рублей). Мы получаем, естественно, меньше. Средняя зарплата [учителя в детском саду] в Пекине — где-то 13–16 тысяч юаней», — рассказывает девушка.

Нынешний детский сад Анны готов оформить рабочую визу и трудоустроить девушку официально. Для этого у неё впервые за всё время работы в Китае попросили паспорт: «А так у меня не спрашивали никогда ни паспорт, ни медкнижку — ничего. Меня это удивляло: мало ли, человек болеет или он ничего не знает, никакого образования у него нет, может, он там в тюрьме сидел у себя в стране».

Лично с полицией Анна не сталкивалась ни в одном из пяти детских садов, где она работала. В день одного из обысков, когда арестовали всех иностранцев-учителей, девушка, по счастливой случайности, взяла выходной. В остальных случаях всегда удавалось успеть покинуть территорию садика: «Кто увидел [полицию первым], тот бежал и кричал всем: «Прячьтесь!» Полицейские могли минут на двадцать-тридцать зайти. Мы убегали через чёрный вход и шли куда-нибудь поесть, а потом нам звонили и говорили, что можно возвращаться». Девушка считает, что визиты правоохранителей от уровня детского сада и влиятельности владельца не зависят: больше всего обысков было в саду, который, по её мнению, был лучше остальных.

Работать с детьми Анна любит. В китайских частных детских садах, по словам девушки, родители более европеизированы, больше вкладывают в детей, но при этом не поощряют любые прихоти: «Водят с самого раннего детства во всякие кружки. У нас в два года некоторые дети не разговаривают ещё, а в Китае я такого не видела. Двухлетние детки у меня были, которые по-английски могли предложения говорить. Они более развиты, что ли».

Родители учеников стараются задобрить преподавателей-иностранцев. Они присылают фотографии детей, передавая от них привет, часто дарят подарки. В ресторане Анна случайно встретила родителей ребёнка из садика, и они оплатили её счёт. А одна семья пригласила девушку отпраздновать Новый год вместе с ними. На последний день рождения Анна получила в подарок письмо на английском языке от отца своей ученицы. Он написал о своей тяжёлой работе, поблагодарил девушку за её труд учителя и неоднократно повторял, как важно уделять внимание его дочери.

Возраст учителей-иностранцев в китайских детских садах разный. Анна встречала и пожилых, но это были в основном нэйтивы-волонтёры. «Молодёжь, мне кажется, из-за денег едет, ну и что-то новое попробовать», — говорит девушка.

«Меня, в принципе, всё устраивает, я нашла себе друзей, знакомых. И там очень всё развито, более удобно. Доставки еды, молы в шаговой доступности, оплата. Я никогда не ношу с собой кэш, всё можно оплатить через телефон. Ты можешь заказать всё что тебе нужно и получить за час или пару дней. Такого у нас нет», — переезжать из Китая девушка не собирается. По крайней мере, пока не накопит на квартиру в своём городе, чтобы в случае чего было куда вернуться. Но жить и работать дальше всё равно планирует за границей, возможно, в какой-нибудь новой стране.

Источник: http://batenka.ru/unity/tourism/education-in-china/

Ответственность за нарушения правил пребывания в Китае

С 1 июля вступил в силу Закон КНР «Об управлении въездом и выездом», устанавливающий основные правила въезда и выезда для граждан Китая и иностранных граждан, правила пребывания и проживания в КНР иностранных граждан и правила проверки транспортных средств при пропуске через государственную границу.

Выдача виз и разрешений на проживание иностранным гражданам будет осуществляться в соответствии с Законом КНР «Об управлении въездом и выездом» и Положением «Об управлении въездом и выездом иностранных граждан», проект которого был опубликован в начале мая. В ближайшее время появится официальный текст данного нормативно-правового акта.

Кроме того, в связи с вступлением в силу Закона КНР «Об управлении въездом и выездом» Министерство общественной безопасности КНР в ускоренном темпе готовит поправки в Положение «О проверках при въезде и выезде» и проекты Положения «Об управлением въезда и выезда граждан Китая в САР Гонконг и САР Макао» и Положения «Об управлением въезда и выезда граждан Китая в Тайваньский регион».

Прошлый раз мы писали о Законе КНР «Об управлении въездом и выездом» в августе прошлого года, поэтому сейчас мы подробно остановимся только на одной теме: ответственности иностранных граждан за правонарушения.

Решение о применении к иностранным гражданам административных наказаний за нарушение правил въезда в КНР, пребывания и проживания в КНР будет осуществляться органами общественной безопасности (полиции) уездного уровня и органами пограничного контроля.

Читайте так же:  Как получить справку о доходах

Попытка незаконного пересечения государственной границы будет наказываться штрафом в размере от 1 000 до 5 000 юаней жэньминьби (от 5 до 25 тыс. рублей); при наличии отягчающих обстоятельств – административным арестом на срок до 5 суток и штрафом в размере от 2 000 до 10 000 юаней жэньминьби (от 10 до 50 тыс. рублей). Незаконным пересечением границы является попытка въезда в КНР или выезда из КНР по поддельным, модифицированным документам или документам, полученным обманным путем, под именем другого лица, попытка пересечения государственной границы вне мест пограничного контроля.

Что касается тех, кто предоставил поддельные паспорта или визы для незаконного пересечения границы, их ждет более суровое наказание: до 5 лет лишения свободы и штраф.

В случае въезда без разрешения на территорию, посещение которой для иностранных граждан ограничено, иностранный гражданин обязан незамедлительно покинуть данную территорию по распоряжению полиции. При наличии отягчающих обстоятельств иностранный гражданин может быть арестован на срок от 5 до 10 суток. Все письменные материалы, аудио- видеозаписи, электронные данные и другие предметы, незаконно полученные в ограниченной для посещения зоне, подлежат конфискации или уничтожению, а фототехника, видеотехника, компьютеры и другие средства, с помощью которых все материалы и данные были получены – конфискации.

Конечно, речь идет в первую очередь о Тибете и других западных регионах КНР.

Если иностранный гражданин останется на территории зоны, ограниченной для посещения, несмотря на предписание полиции или органов государственной безопасности, иностранный граждан должен быть удален из этой зоны принудительно. При наличии отягчающих обстоятельств допускается задержание иностранного гражданина на срок от 5 до 15 суток.

Незаконно проживающему на территории КНР иностранному гражданину должно быть вынесено предупреждение; при наличии отягчающих обстоятельств на иностранца налагается штраф из расчета 500 юаней жэньминьби за каждый день незаконного проживания в КНР (но не более 10 000 юаней жэньминьби в общей сложности) или применяется задержание на срок от 5 до 15 суток.

В случае если незаконно проживающий иностранный гражданин является несовершеннолетним в возрасте до 16 лет, а нарушение правил проживания в КНР вызвано неисполнением своих обязанностей родителями, опекунами (которые должны быть оформить все необходимые документы), то родителям или опекунам выносится предупреждение. Кроме того, на них может быть наложен штраф в размере до 1 000 юаней жэньминьби.

Попустительство или содействие в незаконном пересечении государственной границы и незаконном проживании иностранных граждан в КНР наказывается штрафом в размере от 2 000 до 10 000 юаней жэньминьби; при наличии отягчающих обстоятельств – задержанием на срок от 5 до 15 суток, а также штрафом в размере от 5 000 до 20 000 юаней жэньминьби.

Незаконно работающий в КНР иностранец наказывается штрафом в размере от 5 000 до 20 000 юаней жэньминьби (от 25 до 100 тыс. рублей). При наличии отягчающих обстоятельств – задержанием на срок от 5 до 15 суток, а также штрафом в размере от 5 000 до 20 000 юаней жэньминьби. В свою очередь, организация, которая незаконно принимает на работу иностранцев, наказывается штрафом из расчета 10 000 юаней жэньминьби за каждого незаконно принятого на работу иностранца (но не более 100 000 юаней жэньминьби в общей сложности), а также конфискацией незаконно полученного дохода.

Предупреждением или небольшими штрафами (до 2 000 юаней жэньминьби) наказывается:

  • отказ представить паспорт или другой международный проездной документ для проверки полицией;
  • отказ представить разрешение на проживание в КНР (если иностранный гражданин проживает в КНР достаточно длительный срок времени);
  • нарушение правил регистрации рождения и информирования о смерти иностранного гражданина на территории КНР;
  • невыполнение иностранным гражданином обязанности по регистрации изменений в разрешении на проживание;
  • использование чужих документов на территории КНР (при условии что иностранный гражданин въехал в КНР по своим действительным документам);
  • нарушение порядка в местах пропуска государственной границы.

Источник: http://professionali.ru/Soobschestva/kitaj/otvetstvennost-za-narushenija-pravil/

Россияне едут в Китай работать нелегально, рискуя попасть в тюрьму

Об этом рассказало екатеринбургское издание «Моменты». Biang.ru разбирался, как обстоят дела с трудоустройством россиян в провинции Хэйлунцзян.

Жители Екатеринбурга нашли неплохой и довольно простой способ заработка в Китае. Они отправляются в Поднебесную и работают там учителями английского и русского языков, моделями и танцорами, сообщает издание «Моменты».

Для того, чтобы работать в Китае вовсе необязательно знать китайский язык. Достаточно иметь приятную внешность. При этом предлагаемая в Китае зарплата в разы выше той, на которую можно рассчитывать в России.

«Можно просто постоять в клубе в роли белых людей, пришедших в ночное заведение, чтобы повысить его престижность в глазах китайцев. Это самый низкий заработок ради выживания. За смену 4-5 часов платят по 100-150 юаней (900-1300 рублей)», рассказал изданию один из жителей Екатеринбурга, который жил и работал в Китае.

Работа моделью позволит зарабатывать от 8000 до 9000 рублей за 6 съемных часов. А в детских садах, где важно иметь европейскую внешность и минимальное знание английского языка, можно устроиться преподавателем английского за 100.000 рублей в месяц.

Выпускники вузов со знанием английского и китайского языков устремляются в Китай переводчиками, или менеджерами компаний электронной торговли, а также логистических компаний. В этом случае можно рассчитывать на заработок в районе 70.000-250.000 рублей.

Единственная проблема – это что все эти вакансии предлагаются россиянам как правило нелегально. Это означает, что они въезжают и работают в КНР по туристической, учебной, или бизнес-визе. Работать в Китае с таким статусом может быть опасно, поскольку новое трудовое законодательство КНР в этом случае предусматривает большие штрафы и даже тюремный срок.

В Китае запрещено работать и студентам. В случае, если управление труда обнаружит, что студент работает и получает за это зарплату, ему грозит депортация.

В провинции Хэйлунцзян

Провинция Хэйлунцзян, в отличии от Пекина, или Шанхая, где нелегально трудоустроиться стало стало сложно, представляет собой своеобразную «тихую гавань» для желающих приехать на заработки без официального оформления документов. Случаи депортации за нелегальное трудоустройство здесь довольно редкие в связи с нехваткой иностранных специалистов.

Для россиян тут есть возможность и поработать в сфере общепита (в ресторанах русской кухни), и в сфере услуг (магазины российских продуктов, интернет-площадки), и в сфере перформанса (поучаствовать в платных культурных мероприятиях), и в сфере преподавания (преподавать английский и русский язык), и в даже в сфере сми (поработать редактором/переводчиком).

До недавних пор многие вузы провинции Хэйлунцзян, в том числе известный специалистам русского языка Хэйлунцзянский университет (黑龙江大学), занимались наймом профильных преподавателей с бизнес-визами, отказываясь им оформлять рабочую визу. Что уж говорить о множестве школ и детских садов в малых и средних городах провинции, куда просто отказываются ехать эксперты, преподаватели английского и русского как иностранного.

Причина, по которой иностранцы не хотят ехать в Хэйлунцзян – это низкий уровень жизни и относительно невысокий уровень зарплат. Так, официально устроенный в вуз старший преподаватель будет получать 5500-6000 юаней (48.950-53.400 рублей), в то время, как в пекинских вузах ставка старшего преподавателя колеблется в пределах 10.000-12.000 юаней (89.000-106.000 рублей).

Читайте так же:  Иск о взыскании долга по займу

Иностранцы считают, что в Хэйлунцзяне выгодно работать преподавателем английского языка. Даже если иностранец не носитель языка и работает нелегально, он может убедить китайское начальство школы или детского сада выплачивать ему по 10.000 юаней за условные 13-15 часов уроков в неделю.

Немало открытых ставок для иностранцев в учебных заведениях в городах к северу от Харбина : в Дацине, Цицикаре, Цзямусы, Цитайхэ. Американцы и англичане отказываются ехать в эти города преподавать родной язык. Вместо них сюда приезжают дальневосточники. Они же преподают и русский язык, для преподавания которого в Китае теперь требуется сертификат РКИ (сертификат преподавания русского как иностранного).

Аналогично обстоят дела с трудоустройстве в сфере услуг. Работа представителем китайской компании, или продавцом в магазине (как правило работа для девушек), оценивается прежде всего по внешности кандидата и его способности привлекать клиентов. В Хэйлунцзяне иностранцы по-прежнему в диковинку. Поэтому в этих профессиях приоритет отдается молодым русским девушкам. Удачный кандидат вполне может рассчитывать на зарплату в 10.000 юаней.

Гораздо хуже обстоят дела в сфере переводов и сми. Китайские компании обычно экономят на переводе документации, баннеров, и презентаций на иностранные языки, предполагая, что даже перевод с ошибками иностранцы смогут понять. В государственных структурах ставки на переводы текстов с китайского на русский колеблются в пределах 180-350 юаней за страницу текста (1000 иероглифов). Технический перевод может позволить удвоить эту ставку. Что касается редакторов-корректоров русскоязычных версий различных сайтов и прочих сми провинции Хэйлунцзян, то они могут расчитывать на зарплату, схожую с зарплатой китайских работников — 4000-6000 юаней (35.600-53.400 рублей). Официальное трудоустройство журналистов подразумевает получение визы категории « J » и регистрацию в МИД КНР. На это местные сми ради иностраннца скорее всего не пойдут. В Китае визу журналиста получают представители иностранных сми.

СПРАВКА. Согласно действующему в Китае законодательству, в Китае иностранцу разрешено работать исключительно с рабочей визой (визой Z) и документом эксперта, выданным той структурой, в которой он работает.

Если иностранец работает на территории Китая нелегально (без контракта, по туристической визе, или краткосрочной визе эксперта), то ему грозит штраф от 5000 до 20.000 юаней (от 44.500 до 178.000 рублей), тюремное заключение на срок от 5 до 15 суток, и депортация с последующим запретом на въезд в КНР.

Со структур, предложивших иностранному гражданину работать нелегально, взимается штраф в размере 5000 юаней (44.500 рублей). А с работодателей, которые нелегально набирают иностранцев на работу, взимается штраф в 10.000 юаней (89.000 рублей). Для них тюремного заключения законом не предусматривается.

К СВЕДЕНИЮ. Во избежание проблем с китайской инспекцией труда, постарайтесь договориться с работодателем о легальном трудоустройстве.

Для этого, он должен оформить на вас приглашение, по которому вы выехав из Китая, сможете оформить на себя и свою семью в Консульстве КНР рабочую визу Z. Для оформления приглашения, с вас потребуется ряд документов для подтверждения вашей квалификации, а также справки от предыдущих работодателей, справка об отсутствии судимости и справка о прохождении медосмотра.

Если у вас нет возможности трудоустроиться в Китае легально, наладьте контакт с потенциальным работодателем и внимательно изучите репутацию компании. Поговорите с другими иностранными работниками о возникавших проблемах. Избежать штрафов трудовой инспекции можно, если вы договоритесь с принимающей стороной, что по официальной версии для всех органов вы волонтерствуете, и не получаете за это деньги. Как правило в случае нелегального трудоустройства зарплату вы будете получать наличными.

Источник: http://biang.ru/ru/society/rossiyane-v-kitae-rabotayut-nelegalno,-riskuya-popast-v-tyurmu.html

Нелегально работаете в Китае?

Что случится, если я нелегально работаю в Китае?

Не нарушайте визовые правила Китая. Кажется, что это так очевидно, но историй людей, которых ловят за правонарушения, штрафуют и включают в черный список по визам, не становится меньше.

Если вы собираетесь работать в Китае, вы должны подать на разрешение на работу в соответствующие органы. Все ниже перечисленное относится к нелегальной работе в Китае.

  1. Работать в Китае без разрешения на работу
  2. Работать в Китае после того, как срок разрешения на работу уже истек
  3. Предоставлять заведомо ложную информацию, чтобы получить разрешение на работу и рабочую визу (к примеру, вы работаете в компании А, но по бумагам закреплены за компанией Б)
  4. Иностранные студенты, работающие на полную ставку или больше, чем позволяет учебная программа их университета, либо занимающиеся бизнесом
  5. Работать в Китае, если у вас семейная виза Q

Последствия

Если вы нарушили эти правила, последствия могут быть очень серьезными.

Наказания за нарушения

Иностранцам, которые занимаются чем-то, что не предусмотрено типом их визы, будет приказано покинуть страну в течение определенного периода времени (определяется полицией). Это называется получить приказ, чтобы покинуть страну. Серьезные нарушители будут депортированы. Не путайте эти два понятия.

Собраться за 72 часа и улететь не самое страшное, что может случиться с нелегальным работником.

  1. Штраф от 5000 до 20 000 юаней, точную сумму определяет полиция.
  2. В тяжелых случаях иностранца могут посадить в тюрьму от 5 до 15 дней, штраф при этом не отменяется.
  3. Депортация

Наказание основывается на серьезности нарушений, их преднамеренности или непреднамеренности. Однако закон не уточняет какие обстоятельства считать серьезными и преднамеренными и как их оценивать, поэтому все в конечном итоге будет решаться полицией.

Компания будет оштрафована на сумму от 10 000 до 100 000 юаней, вся прибыль, полученная незаконным путем, подлежит конфискации.

Что делать если вас поймали?

Постарайтесь как можно вежливее объяснить причину, по которой вы преступили закон. Сокрушенно извиняйтесь и попробуйте убедить полицию дать вам как можно более легкое наказание. Не грубите или спорьте, агрессия не поможет, только усугубит ситуацию. Полиции решать что с вами делать, а значит они примут решение о степени мягкости или суровости наказания, в зависимости от того, понравитесь вы им или нет. Возможно полиция отнесется снисходительно к вашей ситуации и вам разрешат уехать без оплаты штрафа или отсидки в тюрьме, но вы должны подготовить себя к худшему. Двухнедельное тюремное заключение, штраф и депортация.

Заключение

Незаконная работа оставит очень плохую запись о вас в МВД, на таможне и в посольстве Китая, что определенно повлияет на получение визы в Китай в следующий раз. Если вы получили “приказ покинуть страну”, то вам запретят работать в Китае два года, если вас депортировали, то по закону вас внесут в черный список и вам будет запрещено возвращаться в Китай на период от 5 до 10 лет.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://chinapk.ru/nelegalno-rabotaete-v-kitae/

Нелегальная работа в китае
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here